24 апреля, понедельник

ИнтервьюАнтикризисный план Владимира Якушева

21 Февраля 2015 11:33

Глава региона ответил на самые злободневные вопросы, обсуждаемые по всей стране, в первом выпуске передачи «Главная тема», которая вышла на канале «Тюменское время». О том, чем отличается 2015-й от 2008-го и какие проекты получат поддержку в непростых экономических условиях, вы узнаете из текстовой версии разговора губернатора Тюменской области Владимира Якушева и ведущего телеканала Романа Явныча.

– Главная тема начала этого года – экономический кризис и меры по его преодолению. Говорят об этом уже давно и довольно много. При этом для современной России этот кризис уже третий по счету. 1998-й, 2008-й и теперь конец 2014-го. На ваш взгляд, чем нынешний кризис отличается от предыдущих и есть ли какие-то прогнозы по его продолжительности?

– За последнее время множество специалистов по экономике во всем мире выразили свое мнение по поводу природы кризиса и того, чем он отличается от предыдущих. Во-первых, этот кризис отличается тем, что мы теперь одни. В 2008 году весь мир испытывал трудности, включая Китай, США, Европу. Такая ситуация более комфорта, поскольку были общие проблемы и они решались на достаточно высоком уровне. А во-вторых, в 2008 году мы могли спрогнозировать продолжительность кризиса. При нынешнем состоянии экономики никто не возьмется прогнозировать сроки.

Это две отличительные особенности сложившейся ситуации. Если же мы будем сравнивать ее с 1998 годом, то увидим, что нынешний кризис отличается тем, что страна сегодня совершенно другая. Мы имеем определенный запас прочности, которого не было в 1998 году. Тогда не все было понятно с самим состоянием государства. Кредиты МВФ не даются просто так, для их получения нужно проводить ряд экономических и даже политических реформ. В 1998 году мы были достаточно слабыми, несамостоятельными и советники МВФ рекомендовали нам, что делать.


– Сейчас наша страна находится в некой турбулентности. Но при этом уже и в Евросоюзе признают, что многие страны пострадали от введенных против нас санкций. То есть кризис, наверное, расширяется?

– Конечно, расширяется. Но на первом плане – политика, а в 2008 году механизм был экономический – лопнувший мыльный пузырь в США, который отразился на событиях в Европе и Китае. Даже те страны Евросоюза, которые сегодня терпят экономические убытки, принимают решение о расширении санкций, их продолжении. Это серьезная отличительная черта.

– Всероссийский антикризисный план принят и уже опубликован. Насчет него есть разные мнения. Мы знаем, что в Тюменской области создан антикризисный штаб, едва ли не первый в стране. Какие ключевые меры предпринимаются в регионе для противостояния кризисным явлениям?

– В антикризисном плане, который мы увидели первоначально, многие пункты не были расшифрованы. Когда говорилось о государственной поддержке предприятий, становилось непонятно, что это за предприятия, каких отраслей экономики, какие меры поддержки планируются. Теперь же  план наполняется практически ежедневно. В нем прописываются подходы, которые необходимо применять для того, чтобы он работал и помогал принимать наиболее правильные решения.

На федеральном уровне принимаются решения о поддержке банковской системы, значимых предприятий. Было бы здорово, если бы экономический рост в стране вообще не останавливался, но Минэкономразвития пока прогнозирует, что мы снизим темпы на 3–4% в 2015 году.

Важно, что в антикризисной программе предусмотрена поддержка крупных проектов с помощью механизма проектного финансирования. Сейчас рассматриваются конкретные проекты, появились комиссии, работа идет.

Мы действительно одними из первых создали антикризисный штаб. Не стали его называть иначе, потому в 2008 году штаб уже существовал. Есть мнение, что пугать словом кризис никого не нужно. Но мы видим, что в экономике такие явления проявляются, и лучше быть откровенными перед собой и перед жителями Тюменской области.

В декабре мы провели несколько заседаний штаба. Ситуация была понятна: конец года, итоги и показатели будут неплохие. Индекс промышленного производства у нас вырос почти на 14%, обрабатывающее производство – на 20%. Все это говорило о том, что год мы прошли достаточно успешно. Но было понятно, что в первом квартале 2015 года негативные процессы будут нарастать, а во втором квартале мы их ощутим.

Предстояло сделать какие-то шаги, использовать механизмы, которые себя хорошо зарекомендовали в 2008–2009 годах. В первую очередь мы приняли постановление и ограничили торговую надбавку на 17 продуктов питания, наиболее необходимых людям из социально незащищенных слоев, в размере 15%. Розничная торговля неплохо на это отреагировала, хотя мы и получаем сигналы об определенных нарушениях.

Дальше просматривалась проблема увеличения стоимости лекарственных препаратов. Валюта выросла в два раза, а фармацевтическая промышленность России работает на субстанциях, произведенных за рубежом. Цены даже на те препараты, которые производятся в Российской Федерации, во многом зависят от курса. Но еще важнее, что большинство медикаментов вообще завозятся из-за рубежа.

Этой теме мы посвятили особое внимание, важно было не допустить ажиотажа на рынке лекарственных препаратов, обеспечить полноценную работу наших учреждений здравоохранения. Объективно цена может вырасти на 15%, а субъективно – в два-три раза. Это происходит, когда кто-то решает заработать на сложившейся ситуации: кому война, а кому мать родна. Поэтому важно было сразу уделить внимание этому вопросу, не дожидаясь ухудшения.

– Ситуация с лекарствами обсуждалась на совещании в Уфе под председательством Дмитрия Медведева. Там прозвучала формулировка «лекарственный кризис», уместно ли об этом говорить?

– Лекарственного кризиса нет. Федеральное правительство предприняло ряд серьезных мер. У нас на рынке работает четыре крупных оптовых поставщика. Это очень большие компании, которые напрямую закупают препараты за границей. В Минздраве с ними провели переговоры, были заключены отдельные соглашения по ценовой политике, о том, чтобы компании смогли получить оборотные средства и в страну завезли необходимый запас лекарственных средств.

Я общаюсь со своими коллегами из других регионов и на примере Тюменской области могу сказать, что кризиса нет. Лекарственных препаратов хватает. В Тюменской области мы успели провести торги и закупить по старым ценам лекарства в наши лечебные учреждения. Как минимум полгода у нас никаких проблем не будет. Мы продолжаем проводить торги и производить закупки.

Мы следим за тем, как люди реагируют на повышение цен. Высказываются претензии, что цена растет. Здесь просто нужно разделить лекарственные препараты на две больших группы: жизненно важные, цена на которые регулируется Минздравом (их список будет опубликован на сайте правительства Тюменской области), и все остальные. На первые цена не выросла ни на один процент, вторые же остаются в рыночных условиях. Совместно с ФАС, прокуратурой и Росздравом проводятся проверки на предмет необъективного увеличения цены на лекарства.

Жизненно важные препараты получают на юге Тюменской области около 110 тыс. граждан. Причем кому-то они предоставляются бесплатно, а кому-то – с 50-процентной скидкой. Другие лекарства, поступающие в наши аптечные сети, продаются, естественно, уже не по тем ценам, которые были в 2014 году.

– Торговая надбавка регулируется, но при этом мы все ходим в магазины и видим ценники, да и вы в своем блоге на сайте правительства получаете сотни обращений по данной теме ежедневно. Есть ли у правительства Тюменской области эффективный механизм регулирования цен или это законы макроэкономики и ничего поделать нельзя?

– Такого механизма, который позволял бы установить цену на какой-либо товар или продукт и сказать, что он не будет стоить выше 30 рублей, у нас нет. Буквально на днях Минэкономразвития распространили информацию о том, что по трем продуктам питания – белокочанная капуста, сахар и яйцо – будет установлена верхняя планка. Но потом они от этого отказались, потому что это может привести к дефициту продуктов питания на полках. Поэтому можно говорить лишь об ограничении торговой надбавки. Но мы не останавливаемся на этом. В правительстве региона ведется работа с оптовыми поставщиками по 17 наименованиям важных продуктов питания, из которых можно сформировать нормальную потребительскую корзину.

Мы договариваемся с ними, чтобы они не поднимали цену, напрямую выстраиваем коммуникации с заводами-изготовителями и стараемся объединить оптовиков, чтобы они закупали большие партии по большим скидкам. Эти рыночные механизмы мы запускаем и стараемся регулировать. За счет таких решений можно получить довольно приличную скидку, и на полках магазинов товары появятся по гораздо меньшей цене.

В выходные мы отработали механизм социальной ярмарки. На ярмарках присутствуют только те 17 продуктов питания, которые определены в постановлении. Причем продукты продаются по цене ниже, чем самая низкая цена в магазинах Тюменской области. В ярмарке изъявили желание поучаствовать сельхозтоваропроизводители как Тюменской области, так и других регионов. Но, учитывая, что товар они предлагали по более высокой цене, на ярмарку они не попали. Мероприятие носит целевой характер, социальный.

– Ярмарка пользовалась успехом у тюменцев. За два-три часа прилавки просто опустели. Работу над ошибками в правительстве провели?

– Состоялась первая ярмарка, учесть некоторые моменты было сложно. На следующей объемы продукции будут выше. У предприятий, которые привезли на первую ярмарку продукты, был лишь один человек, который занимался торговлей. Выстраивалась очередь, и людям приходилось ждать, что вызвало недовольство наших земляков. Поэтому мы отработаем с предприятиями возможность отпуска товара несколькими продавцами одновременно. Тогда очередь будет двигаться намного быстрее. Просто никто не ожидал такого успеха. Но работа над ошибками сделана, постараемся, чтобы следующая ярмарка прошла уже в более комфортных условиях.

– В последние годы слово стабильность стало лейтмотивом нашей жизни. Но сегодня о ней говорить уже не приходится. Многие переживают за завтрашний день и, наверное, небезосновательно. Прежде всего, это экономически активная часть населения. Многие люди боятся остаться без работы. Как сейчас выглядит ситуация на рынке труда?

– В январе в службы занятости поступило много обращений. Большое количество людей сегодня имеют работу, но их предприятия, выстраивая бизнес-план, сократили некоторые премиальные выплаты. Люди почувствовали это на себе и решили обратиться в службу занятости, чтобы подыскать место получше. Когда мы рассматривали эту ситуацию на последнем заседании антикризисного штаба, пришли к выводу, что экономически активное население начало форсировать события. Я бы порекомендовал не торопиться покидать старое место работы.

Сложно всем. Где-то выплаты уменьшились, и это связано с тем, что определенные показатели предприятий ухудшились. Где-то уменьшились объемы выпускаемой продукции, где-то – число заказов на 2015 год. Кризис есть кризис, но это явление временное. Уйти с предприятия можно, а вот найти работу может быть сложно. Поэтому рекомендую молодым людям не принимать решения слишком быстро и необдуманно, постараться остаться на том месте, где они уже работают, где имеют опыт, где у них уже сложились трудовые отношения в коллективе.

Для решения вопросов, возникающих на рынке труда, мы запускаем программу самозанятости населения, которая хорошо зарекомендовала себя в 2008–2009 годах. Кроме того, будет запущена программа переобучения тех людей, которые могут потерять работу. В банке вакансий достаточно большое количество предложений по всей Тюменской области. Мы будем рекомендовать людям устроиться на вакантные места. В такой ситуации в 2008 году хорошо себя зарекомендовала общественная работа. На нее мы также выделим дополнительные средства. Согласно действующему законодательству, определенный промежуток времени люди будут получать пособие по безработице.

– Как себя чувствуют в такой ситуации наши флагманы – предприятия, работающие в Тюменской области? Есть ли там достаточный объем вакансий, чтобы предложить людям, которые останутся без работы, переквалифицироваться?

– Есть предприятия, которые, напротив, загружают производство. Допустим, ООО «Тюменьстальмост». Они получают достаточно большой объем заказов на выпуск металлоизделий. Предприятие может принять гораздо больше заказов, но сделать это не позволяет промплощадка. Всех, кого можно привлечь на работу, они с удовольствием берут. Тем более на предприятии достаточно неплохой социальный пакет, и люди, которые туда трудоустраиваются, неплохо отзываются о нем.

Это предприятие с достаточно высокой культурой труда и жесткой дисциплиной. Не все с этим справляются. Жители Тюменской области трудовую конкуренцию, к сожалению, проигрывают курганцам. Может быть, в силу глубоких промышленных традиций Кургана. Там существовал развитый военно-промышленный комплекс, а мы знаем, какая дисциплина труда на таких предприятиях. Над этим нам надо работать. Просто так деньги платить никто не будет. Если человек приходит на серьезное предприятие, он должен предъявлять к себе повышенные требования.

Есть предприятия, объемы которых начинают падать. И нефтяники, и Газпром пересматривают инвестиционные программы. Так было и в 2008–2009 годах. Конкретных решений пока не принято, но, судя по тому, какие консультации проводятся внутри компаний, все идет к этому и отрицательно скажется на машиностроении. Мы активно работаем с представителями нефтегазодобывающих компаний. Стараемся сделать таким образом, чтобы даже в случае сокращений инвестиционной программы заказы, которые сегодня выполняются на наших заводах, сокращались минимально.

– А что касается будущих инвесторов, которые планировали открыть свои проекты в 2015–2016 годах, какие-нибудь изменения уже произошли, быть может, со знаком плюс?

– Инвестиции – вещь достаточно сложная. Даже в хорошие времена. А что касается кризиса, в такой момент люди очень осторожно подходят к новым проектам. У нас достаточно серьезно подорожали кредиты, выросла ключевая ставка Центрального банка. Возможности получить кредит сейчас тоже совершенно не те, что были год назад. Проекты, которые планировались с нуля в Тюменской области, приостановились. Инвесторы оглядываются вокруг, думают. Мы не подталкиваем их, не призываем идти вперед. Надо все оценить, нельзя допустить остановки проекта на половине в виду того, что у инвестора закончится финансирование.

Сейчас очень важно инвестиционные проекты, которые находятся в разной степени готовности, довести до логического завершения. Буквально недавно мы открыли новый цех на Ялуторовском молочном комбинате, который принадлежит компании Danone. Это первая часть инвестиционного проекта. Сейчас будут строить еще один цех. Инвесторы заявили, что останавливаться не собираются и доведут проект до конца. В ближайшее время будет сдаваться новая очередь Антипинского НПЗ.

Серьезное направление, которым мы занимаемся в последнее время – рыборазведение (площадка в поселке Молодежном Тюменского района). Нам очень важно, чтобы такие проекты доводились до конца. Несмотря на то что с бюджетом все тоже непросто, мы свои обязательства выполним. Предусмотрено субсидирование на приобретение импортного оборудования, которое выросло в цене в два раз. Но останавливать такие проекты ни в коем случае нельзя. Это и новые рабочие места, и налоги.

Один из основных инвестиционных проектов Тюменской области – Тобольская промышленная площадка. Думаю, в ближайшее время появится дополнительная информация по проекту. Есть основания полагать, что информация будет положительной. У нас есть проект в Ишимском районе по производству лизина. Несмотря на бюджетные сложности, мы выполним по нему обязательства. Регион нуждается в глубокой переработке зерна. В Ишиме же работает кирпичный завод, где возникли проблемы с курсовой разницей стоимости оборудования. Но и инвестор, и правительство считают, что проект необходимо закончить.

Несмотря на сложившуюся ситуацию, уже приняты решения о реализации в Тюменской области новых инвестиционных проектов. Я, как всегда, не буду забегать вперед, как только инвесторы выйдут на площадку, мы поставим наших жителей в известность. При этом я ни в коем случае не хочу, чтобы у наших граждан создалось впечатление, что мы живем на отдельной планете, и сложности, которые происходят в России, нас не касаются.

– Как манипуляции Центробанка отразились на экономике региона?

– Повышение ключевой ставки сразу же отразилось на стоимости кредитных ресурсов. А сегодня сложно найти людей, которые не интересовались бы стоимостью денег. У кого-то есть потребительский кредит, кто-то рассчитывал купить квартиру в ипотеку. У кого-то собственное предприятие, и он берет кредиты, чтобы пополнять оборотные средства. Цена денег стала совершенно иной. А это уже совершенно другая экономика. Она поломала планы многим предприятиям и конкретным индивидуальным предпринимателям. В том числе и людям, которые планировали как-то улучшить свое благосостояние за счет кредита.

Одна из важнейших задач, которую решает сейчас правительство Тюменской области, – своевременное проведение посевных работ. Объем необходимого кредитования АПК – около 4 млрд рублей. Теперь, когда наши товаропроизводители привлекут такой объем средств под текущую процентную ставку, их затраты серьезно возрастут. Смысл даже не в том, что кредитные ресурсы подорожали, а в том, что у коммерческих банков наблюдается недостаток ликвидности. Это не дает возможности тем же сельхозтоваропроизводителям быть уверенными, что они этот кредит смогут получить.

Поэтому наша задача – отработать механизмы, позволяющие прокредитовать экономику в необходимом объеме. Нужно предусмотреть субсидирование в бюджете, чтобы кредиты не были такими дорогими, иначе аграрии их просто не потянут, и мы загоним их в долговую яму, из которой потом самостоятельно они не выберутся. Учитывая культуру сельскохозяйственного производства в Тюменской области, мы не можем себе позволить проводить работы без удобрений и подготовленного парка машин. Мы не можем не обеспечить их ГСМ на весь объем работ. Поэтому в ежедневном режиме приходится заниматься большим блоком вопросов.

Плюс к этому компании, занимающиеся строительством дорог, мостов, получили предложения переоформить кредитные отношения под более высокую ставку. В последние годы у них тоже не было никаких проблем. Кредиты можно было пролонгировать, а банки на это шли, так как это достаточно серьезные и надежные компании. Сегодня же этого может и не произойти. Правительство Тюменской области в такой ситуации должно выступать где-то третейским судьей, где-то – финансовой опорой. К этому придется прибегать, дабы не потерять стабильность на рынке. Мы не должны останавливаться.

Безусловно, бюджетная инвестиционная программа будет сворачиваться в силу определенных причин, но есть объекты, которые находятся в высокой степени готовности, и остановить и заморозить их будет гораздо дороже, тяжелее, чем потратить необходимый финансовый ресурс, чтобы ввести их в строй.

– Вы сказали о поддержке сельхозпроизводителей. А как обстоит дело с поддержкой малого и среднего предпринимательства?

– Мы сохранили все виды поддержки  2014 года и не планируем их сокращать. Предложения главы государства по поддержке малого бизнеса мы отрабатываем и в ближайшее время внесем в областную думу на рассмотрение. Речь идет о предоставлении налоговых каникул, о том, чтобы закрепить на уровне регионального законодательства неизменность условий ведения бизнеса. Мы обязательно это сделаем. На протяжении долгого времени мы старались не менять правила игры для малого бизнеса, всячески оказывали ему поддержку. Минэкономразвития подтвердил, что будет софинансирование из федерального бюджета. Через инвестиционное агентство мы привлекли кредиты региональных банков. Теперь у нас решен вопрос о привлечении кредита в 350 млн рублей в Сбербанке. Предусмотрено субсидирование процентной ставки, и наши предприниматели продолжат получать средства под 7% годовых. Это достаточно комфортные условия.

Поддерживать предпринимательство необходимо. Мы ждем от него запуска многих проектов, которые увеличат налогооблагаемую базу, создадут новые рабочие места. Это как раз та палочка-выручалочка, которая должна сыграть свою роль в период кризиса.

– В ноябре прошлого года в программе «Прямой разговор» мы с вами говорили о бюджете 2015 года. Было понятно, что год ожидается непростой. Сейчас уже февраль. Скажите, опасения оправдались?

– Да. Не зря мы начали работать в антикризисном режиме с декабря 2014 года. Экономические условия серьезно изменились. Наш бюджет, как и федеральный, был сбалансирован при цене на нефть 100 долларов за баррель. На данный момент котировки находятся на уровне 56–58 долларов. Поэтому достаточно большая доля доходов выпадает. Мы сейчас работаем над тем, чтобы сбалансировать бюджет. Ориентируемся на цену в 50 и даже 40 долларов.

Перед правительством Тюменской области стоит задача найти варианты сокращения бюджетных расходов. Кроме того, нужно сбалансировать бюджет так, чтобы мы смогли прожить 2015–2017 годы, не заимствуя средств. Почему? Во-первых, очень высокая процентная ставка, и привлекать кредиты под нее просто нельзя, так как это огромные дополнительные траты из бюджета. А во-вторых, так мы рискуем оказаться в ситуации, когда привлечь деньги в экстренной ситуации на рынке мы не сможем. Чтобы риски минимизировать, стараемся сбалансировать бюджет так, чтобы обойтись без внешних заимствований.

Когда мне задают вопрос, что мы будем делать, я отвечаю: затянем пояса. В первую очередь это отразится на нашей инвестиционной программе. Построим меньше дорог, снизим темпы газификации в муниципалитетах, сократим число новых строительных объектов. Необходимо, чтобы четко функционировала система образования, здравоохранения, там мы не имеем права ничего сокращать из наших текущих расходов. Социальная инфраструктура и поддержка, оказываемая из бюджета, не будет свернута.

Мы должны относиться к этому с пониманием, поскольку пока непонятно, как долго нам придется жить в тяжелых условиях. Поэтому ни в коем случае нельзя залезать в долги, а все резервы, которые у нас есть, должны остаться в резервах, чтобы подстраховаться не только в 2015-м, но и в последующие годы.

2008 и 2009 годы нас многому научили. Сейчас мы понимаем, где и какие процессы надо приостановить, от чего отказаться, но при этом вести подготовительную работу. Отрицательный опыт тех лет, к сожалению, показал, что по некоторым проектам нужно было корректировать проектно-сметную документацию, вместо того чтобы останавливать их. Потом на запуск мы потратили намного больше времени. Сейчас такого допускать нельзя. Что касается проектной документации, корректировки наших проектов, эту работу мы будем вести.

– Вы только что сказали, что придется затянуть пояса, но недавно на Лыжне России заявили, что в Тюмени пройдет Гонка чемпионов. Объясните людям, зачем нам нужен такой затратный проект?

– Гонка чемпионов – коммерческий проект, почему и сложилась непонятная ситуация, участвуем мы в нем или нет. На нее не будет затрачен ни один рубль из бюджета. Мы рассчитывали, что гонка будет проходить на нашем стадионе, и мы получим средства за счет продажи билетов. Мероприятие пользуется большим спросом, в Москве билеты раскупались задолго до проведения гонки. Биатлон в Тюменской области любят. А сейчас, когда люди узнали, что Гонка чемпионов будет проходить в Тюмени, стали поступать заявки из других регионов. Мы очень взвешенно подошли к данному вопросу, сверили сметы, провели расчеты и сделали все, чтобы не привлекать бюджетные средства на финансирование.

– Что касается звезд биатлона, известны ли уже фамилии участников?

– Мы рассчитываем, что к нам приедут спортсмены из ТОП-20. Гонка чемпионов входит в календарь IBU. В противном случае мы бы просто не согласились на ее проведение.

– Будем надеяться, что все у нас получится.

– Обязательно.

Подготовил Павел Захаров 
 
Фото с сайта www.vsluh.ru

11.02.2017

Законодательные нововведения последнего времени привлекли внимание к теме «преступлений и наказаний», что стало поводом для беседы корреспондента «Тобольск.ру» с председателем Тобольского городского суда.

13.11.2016

Диспетчер пожарной охраны Тобольска, победительница фестиваля «Созвездие Мужества» рассказала об особенностях  профессии радиотелефониста.

13.08.2016

Женщина уверена: сколько Бог даст детей, столько и будет.

Читать еще