28 октября, четверг


















 
ИнтервьюДмитрий Певцов: звание народного артиста – хороший повод для шуток над собой

21 Августа 2013 11:50


Актер театра и кино Дмитрий Певцов приехал в областную столицу с юбилейной программой «Неожиданно 50» в сопровождении музыкальной группы «Картуш». В течение двух с половиной часов Дмитрий не играл роль, а пел песни, читал со сцены стихи Пушкина, Пастернака и Тарковского, открыто отвечал на любые вопросы публики. Несмотря на плотный рабочий график, актер выделил несколько минут для общения с корреспондентом «Вслух.ру».

- Дмитрий, судя по названию программы, юбилей наступил неожиданно? Время летит быстро? 

- Да нет, просто надо же было как-то назвать программу. Так что это слоган и не более того. Гарик Сукачев, например, придумал «5:0 в мою пользу», ну а мы решили вот так. Я вполне адекватно отношусь к тому, что мне 50 лет, хотя я, собственно, этого не чувствую. 

- Тем не менее, отличается ли чем-то 50-летний Дмитрий Певцов от себя самого времен выпуска из ГИТИСа? В ментальном плане, конечно. 

- Наверное, у меня пропало желание быть известным артистом. И очевидно, что в профессии мне уже нельзя чем-то удивить. Хотя я иногда и сам себя удивляю. Но главное изменение - это, конечно, мироощущение, ощущение себя. 

- Все мы знаем Певцова-актера, но сегодня зритель увидит еще и музыканта, и певца. Почему решили прибегнуть еще и к такой форме общения с публикой? 

- Наверное, это получилось случайно, собственно, я ничего не делал специально. Просто мои попытки научиться петь привели к тому, что я стал ездить с концертами. Это совершенно отдельный выход на сцену, на которую я выхожу не как актер Дмитрий Певцов. И здесь я рассказываю о том, что лично меня волнует, беспокоит, делюсь этим в музыкальной форме. Так что сегодня зритель увидит человека, который владеет голосом и может с помощью музыкальных аранжировок и того содержания, которое заложено в исполняемые произведения, пообщаться со зрителем. Помимо прочего, наше общение будет строиться еще и в формате «вопрос-ответ», с помощью записок из зала. 

- Вы когда-нибудь задумывались над тем, кем бы могли стать, если бы в свое время не пошли в ГИТИС? 

- Нет, не задумывался. 

- А в детстве кем хотели быть? 

- Ихтиологом. Как-то прочел одну книжку на эту тему. Я даже поступал в пединститут на биохимию, но не прошел, слава богу. 

- Давайте вернемся к актеру Дмитрию Певцову. Сложно ли было выходить на сцену в роли Резанова после Николая Караченцова?  

- Это было действительно сложно, очень ответственно, и это, пожалуй, единственный спектакль, перед которым я до сих пор продолжаю волноваться, что мне вообще не свойственно. Самые тяжелые вводы не вызывали у меня такого трепета. Моя главная задача была не испортить то, что уже было сделано Николаем Петровичем. С этой же просьбой и с этой молитвой я выхожу на каждый спектакль «Юнона и Авось». 

- Вы вообще как-то отделяете Резанова, сыгранного Караченцовым, от своего? Какой он, ваш Резанов? 

- Я не знаю, какой он у меня, но я совершенно точно понимаю, какой он у Караченцова. А себя я адекватно и объективно со стороны оценивать не могу. Не знаю… Захарову нравится, он меня хвалит. 

- Еще до главной роли в «Юноне и Авось» вы получили звание народного артиста. Что-то изменилось в ощущении себя как профессионала после присвоения этого звания? 

- Знаете, есть такой процесс в православной церкви - канонизация. От того, канонизирован человек или нет, он не становится более или менее святым. Канонизация - это констатация факта. Звание народного артиста - это тоже констатация, не более чем стечение обстоятельств и некое название. Лучшим артистом от этого я точно не становлюсь, единственное, что похороны будут за счет Союза театральных деятелей, так что семья сэкономит (улыбается). Ну и, конечно, присвоение звания приятно моим родным и является хорошим поводом для шуток над самим собой. 

- Кстати, получение звания случилось через год после выхода на экран двух популярных сериалов: «Бандитский Петербург» и «Остановка по требованию». Как вы считаете, участие в этих проектах повлияло на решение по присвоению? 

- Нет. Документы были поданы из театра, поэтому моя популярность или непопулярность совершенно не повлияла на это решение Министерства культуры. 

- Если говорить о «Бандитском Петербурге», насколько интересно играть человека, пусть и с оговорками, из криминального мира? 

- Я не играл человека из криминального мира, я играл просто человека. Для меня это была история современного Гамлета, «Гамлет» - пьеса хорошая, там есть что играть. Режиссер Владимир Бортко, когда звал нас с Ольгой Дроздовой для участия в фильме, сразу сказал, что будет снимать фильм о любви. Собственно говоря, мы фильм о любви и снимали. А то, что история происходила на фоне страшных криминальных 90-х годов - это уже, так сказать, предлагаемые обстоятельства, не более. И мне было интересно показать человека в таких вот обстоятельствах. 

- В обществе бытует мнение о том, что артисты любят играть отрицательных героев, потому что они якобы более характерные, возможно - более глубокие. А у вас есть на примете злодей, которого бы вы хотели сыграть? 

- Нет. Злодеев никаких нет. 

- А произведение, о котором вы думаете: «Ну что же его никак не экранизируют, вот я бы там сыграл!»? 

– И таких мыслей нет. Знаете, когда я начал читать Бориса Акунина, я очень сильно загорелся. Но когда я посмотрел все экранизации, то понял, что там все прекрасно, кроме главного героя. Его невозможно сыграть, передать языком кино таким, как он описан у автора. И ни у кого этого на 100% не получилось. 

- Будучи профессиональным актером, сохранили ли вы способность смотреть кино как обычный зритель?

- Сохранил, безусловно. Мало того, что в кино, я и в театр с удовольствием хожу. Если мне нравится, то я перестаю оценивать и просто смотрю. Потом я могу уже проводить какой-то анализ, но в принципе люблю смотреть хорошее кино и хорошие спектакли. 

- Может быть, посоветуете несколько хороших с вашей точки зрения картин? 

- Например, на позапрошлом «Кинотавре» я посмотрел два замечательных фильма – «Со мною вот что происходит» Виктора Шамирова и «Я буду рядом» Павла Руминова

- От культуры перейдем к контркультуре, а конкретно - к спектаклю «Анархия». Скажите, вам понравилось играть панк-рок на театральной сцене? 

- Честно сказать, у меня сейчас сложное отношение в этому спектаклю. С одной стороны невозможно, что называется, выкинуть слов из песни, и пьеса о панковской субкультуре не может быть без ненормативной лексики, например. И сам спектакль сделан честно, жестко, с драйвом, по рок-н-ролльному. Его ставил Игорь Иванович Сукачев, и другой человек, наверное, так не поставил бы. Но сейчас мне его играть гораздо тяжелее. Хотя спектакль прошел с успехом, и мы его до сих пор играем. 

- Если помните, персонаж известного отечественного фильма утверждал, что через 20 лет не будет ни театра, ни кино, останется одно сплошное телевидение. Наверное, в наше время он мог бы так говорить об Интернете. Как вы считаете, будут ли существовать через 20 лет классический театр и кинематограф, и почему? 

- Конечно, будут! Живой театр, ту живую энергию, которая рождается между зрителями и сценой здесь и сейчас, ничем заменить нельзя. Кино - это дело хорошее, но все-таки это что-то хорошо снятое, что остается в застывшем виде - иногда в гениальном, иногда в не очень. Впрочем, и кино тоже останется. Но в будущем театра я на сто процентов уверен, он пришел к нам еще из древних времен и точно будет жить.

Беседовал Иван Чупров
Фото Михаила Калянова

12.10.2020

Юрий Конев – человек-легенда. Всем известен его вклад в становление Тюменской области как уникального сложно-построенного субъекта Федерации, в отстаивание тюменской самостоятельности на федеральном уровне, в развитие социальной и аграрной политики нашего региона. Юрий Михайлович – основатель мощной педагогической школы, выходцы которой учат школьников по всей России и далеко за ее пределами. Благодаря ему десяткам тысяч молодых людей 70-90-х годов двадцатого века удалось на пять лет своей жизни, наверное, самых главных лет, формирующих дальнейшее профессиональное становление, окунуться в уникальную атмосферу интеллектуального поиска, исследований, безграничного творчества и душевного тепла. Будучи ректором Тобольского государственного педагогического института им. Д.И. Менделеева, Юрий Михайлович создал уникальный вуз, где преподавали столичные профессора и учились талантливые, неравнодушные студенты. Во времена ректорства Конева была сформирована мощная образовательная и культурная среда, которая еще долго, уже без ректора Конева, продолжала  выпускать ярких молодых профессионалов. Специалистов коневской школы.        

26.02.2020

Интервью, посвященное итогам прошедшего года, с председателем Тобольского городского суда Галиной Жировой.

25.10.2019

С настоятелем  католического храма Тобольска отцом Дариушем Станьчиком мы решили поговорить на темы, о которых с духовными лицами говорить не принято – про заброшенные тобольские могилы, политику и деньги.

Читать еще